Почему колонии не исправляют преступников? Может ли тюрьма исправить преступника

Белорусская тюрьма: исправляет или калечит?

Почему колонии не исправляют преступников? Может ли тюрьма исправить преступника

Что исправляют «исправительные учреждения» и как меняется побывавший в них человек? «Ежедневник» искал ответа у правозащитников и представителей органов внутренних дел.

Алёна Красовская-Касперович руководит организацией «Платформа», которая защищает права осужденных, а также людей, столкнувшихся с судебной системой. В прошлом правозащитница работала медсестрой в больнице при исправительной колонии №1 в Минске. Работа по обе стороны барьера помогла ей увидеть проблемы заключенных с разных сторон.

«Я начальник, а ты никто»

– Алена, тюрьма в Беларуси называется исправительным учреждением. Что она исправляет и каким образом?

– Тюрьма не исправляет. Единственное, что она может – напугать человека до такой степени, что он больше не захочет туда вернуться. Я еще не видела заключенного, который был бы благодарен за опыт, полученный в колонии. Они все выходят с надломом, озлобленные и ожесточенные. Не важно – против конкретных сотрудников или против всей системы.

– Чем тюрьма озлобляет человека?

– Постоянным унижением человеческого достоинства. Дело в том, что зачастую рядовые сотрудники тюрьмы обладают невысоким уровнем развития и образования.

Они, окончив школу, получают определенную власть над людьми и упиваются этой властью, постоянно напоминая: я тут начальник, а ты тут никто. Заключенных унижают и бьют. Обращение на «Вы», которое написано во всех правилах внутреннего распорядка, – из области фантастики.

Ситуация для каждого человека достаточно психотравмирующая. Ели в таком состоянии человек находится несколько лет, то он выходит на волю сломленным.

– Как влияет на человека обстановка в местах лишения свободы?

– Бытовые условия в тюрьмах невыносимые. Например, в одной из колонии в штрафном изоляторе растут грибы. Можете представить, какая там влажность! В одной из колоний в отряде уже несколько лет отсутствует отопление. Прямо в помещении, где живут люди, зимой намерзает глыба льда.
Как итог – у заключенных много проблем со здоровьем, а медицинское обслуживание в системе на низком уровне.

Путь из тюрьмы ведет назад в тюрьму

– Какие качества тюрьма воспитывает в заключенном?

– Приспособленчество. Человек приспосабливается, когда ему нужно лавировать между требованиями отрядника и людей вокруг.
Заключенные теряют социальные навыки. После тюрьмы они настолько отстают, что адаптироваться очень сложно. Они выходят и не понимают ни развития техники, ни развития общества, ни политической ситуации.

А если нет родственников, которые им бы помогли, то они никому больше не нужны. Человек вышел, поискал свое место в жизни, не нашел, совершил преступление и поехал назад.

– Формирует ли тюрьма криминальный склад мышления, воспитывает ли «блатные понятия»?

– Наши органы внутренних дел успешно борются с блатными устоями. В России есть «черные» зоны, которые «держат» зэки. У нас нет таких зон.
Есть люди, которые придерживаются блатных понятий. Но эти понятия у нас не слишком строгие, адаптированные под нашу «памяркоунаць».

Некоторые внутренние правила зэкам нужны. Потому что люди здесь появляются разные. Приходит, к примеру, мальчишка, который всегда творил, что хотел, у него нет тормозов. Его нужно поставить в рамки, чтобы он давал жить другим.

Даже воруют в зоне меньше, чем на свободе, потому что это считается позорным и наказывается. Но в наказании никто не переходит границ. Да, могут побить, но это максимум. И с агрессора потом спросят.

Конечно, люди, осужденные за жестокие преступления, связанные с детьми, переходят в статус «опущенных», они моют туалеты, их презирают. Но в этом, наверное, есть справедливость. Исполнительная система нашла точки соприкосновения с внутренними правилами зэков, она знает, как с ними работать и как их адаптировать под нужды системы.

На лучшее нет денег

– Как сама исполнительная система понимает свою роль – как исправление или наказание?

– Мы общаемся с сотрудниками разных уровней системы. Люди в руководстве понимают, что преступники наказаны лишением свободы, и пенитенциарные учреждения не должны нести дополнительного наказания.

Скотские условия в тюрьмах существуют не потому, что на это нацелена система. Основная причина – недостаточное финансирование. Когда мы обращаемся к начальнику колонии, рассказывая, что у него в отряде вот такие проблемы, он отвечает: «Я знаю, но мне не выделяют денег, чтобы это исправить. Я пишу, я стучусь, я говорю, но денег не дают».

И мы понимаем, что дело не в том, что он такой гадкий человек, которому хорошо, когда люди мучаются.

– Может, такая тюрьма и вовсе не нужна и лучше обойтись какими-то альтернативными методами?

– Люди, которые совершают преступления, должны нести наказание. Говорить, что их не надо наказывать, в том числе изолировать, я бы не стала.

 Но если человек приговорен к лишению свободы, больше ничем наказывать его нельзя. Я поддерживаю любые альтернативные методы наказания, не требующие изоляции в местах лишения свободы.

Ну, украл человек шоколадку в магазине – зачем его сажать за решетку? Можно же ограничиться штрафом.

Второй наш эксперт – Дмитрий Кулагин, заместитель начальника отдела надзорно-исполнительной деятельности ГУВД Мингорисполкома.

Его отдел работает с лицами, освободившимися из исправительных учреждений, а также с осужденными к наказаниям, не связанным с лишением свободы.

В прошлом Дмитрий Кулагин 8 лет работал в уголовно-исполнительной инспекции, поэтому жизнь и судьба заключенных ему знакома не понаслышке.

Путь к исправлению поощряется

– Дмитрий Иванович, тюрьма называется исправительным учреждением. Способна ли она исправлять и как это происходит?

– Закон в Республике Беларусь устроен таким образом, что любое положительное стремление осужденного лица не остается без поддержки.

Если он не нарушает режим, выполняет требования администрации, направленные на социализацию, участвует в профилактических мероприятиях, он будет поощрен.

Например, для таких осужденных предусматриваются амнистии, смена наказания на более мягкое, условно-досрочное освобождение.

С первых дней отбывания наказания осужденного знакомят с перспективой: в случае, если он будет нарушать, и в случае, если будет выполнять все требования.
Пенитенциарная система нацеливает осужденного на труд, а также на трудоустройство после выхода на работу.

– С какими проблемами сталкивается бывший заключенный, когда выходит на свободу?

– Обычно у человека нет денег и нет работы. Но сегодня государство и некоторые общественные организации помогают ему решить эти проблемы. Освободившийся получает единовременное денежное пособие, ему предлагаются вакансии – в Минске с работой проблем нет. Поэтому, если человек хочет после тюрьмы начать нормальную жизнь, у него для этого есть все возможности.

Чаще возникает другой вопрос – человек не желает трудиться и получать деньги законным способом. Тогда нам приходится где-то настаивать, контролировать его занятость.

Как человек становится преступником

– А что касается личности человека – изменяется ли она по выходе из тюрьмы? Высказываются мнения, что тюрьма делает человека хуже, толкает его к новым преступлениям.

– Бесспорно, исправительное учреждение меняет личность. Как правило, чем больше срок наказания, тем серьезнее это влияние. И все же преступника из человека делает не тюрьма. Склонность к преступлениям – это результат воспитания родителей, школы. А колония имеет уже готовый продукт.

Нередки ситуации, когда гражданин совершал преступления с младых ногтей, состоял на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, потом осуждался условно или к ограничению свободы.

Если человек отказывается от всех шансов исправиться, он попадает в места лишения свободы. После выхода из тюрьмы он продолжает вести тот же образ жизни.

И говорить, что тюрьма его испортила или создала из него рецидивиста, нельзя.

– Если взять другой случай, когда человек был воспитан в нормальных условиях и попал в тюрьму, один раз оступившись. Не сделает ли тюрьма из него криминальную личность?

– Осужденный в первый раз за тяжкое преступление имеет время подумать и сделать выводы. Если человек осужден законно, не было никаких судебных ошибок, то внутреннее убеждение в заслуженности наказания поможет ему не сломаться и не ожесточиться. Отбыв длительный срок, человек понимает, что большая часть жизни ушла и тратить оставшуюся часть на то, чтобы вернуться в тюрьму, не стоит.

– Если тюрьма не подталкивает человека к новым преступлениям, то откуда берется феномен рецидивной преступности? Ведь, насколько я знаю, по статистике, половина всех преступлений – это рецидив.

– По итогам 2013 года в Минске доля рецидивных преступлений – 40%. Но важнее другая цифра: среди 15 тысяч стоящих у нас на учете бывших осужденных лишь некоторые вновь совершают преступление. Доказана вина только 2 тысяч человек.

Что касается самого феномена рецидивной преступности…. Среди осужденных популярна поговорка: «не бывает бывших наркоманов и бывших воров-квартирников». Ведь кто управляет автобусом? – водитель. Кто совершает преступление? – преступник. То есть, второе преступление человек совершает по той же причине, почему совершил первое.

Многие инциденты происходят в пьяном виде, и когда человек трезвеет, он жалеет о том, что совершил.

Наказать без тюрьмы

– Вы упоминали, что к правонарушителю могут применяться другие виды наказания, не предполагающие его отправку в исправительные учреждения. Расскажите о них подробнее.

– Существует несколько разновидностей таких наказаний. Например, общественные работы, когда человек бесплатно трудится в ЖЭСе или другой организации.

Или ограничение свободы без направления в исправительные учреждения, которое предусматривает обязательное трудоустройство человека и контроль за ним по месту жительства.

Человек обязан находиться в определенное время дома, воздерживаться от употребления спиртных напитков, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Есть множество более легких наказаний, которые не накладывают практически никаких ограничений – осужденный просто не должен совершать новых правонарушений.

– А вы сторонник каких наказаний?

– Это тема для дискуссий – какие наказания предпочтительнее. На мой взгляд, при выборе нужно ориентироваться на личность. В компетенции суда – выбрать то наказание, которое будет способствовать исправлению человека. Кому-то достаточно месяц посидеть в тюрьме, кому-то хватит предупреждения, наложения штрафа. А кого-то и длительный срок в колонии, к сожалению, не исправит.

При тяжком преступлении, преступлении против личности, с отягчающими обстоятельствами – нужно применять лишение свободы. А если это преступление не представляет большой общественной опасности, или совершено неумышленно, должны применяться более легкие наказания.

– Какие из альтернативных видов наказания, на ваш взгляд, стоит применять шире?

– Действенный эффект оказывают денежные наказания, поэтому институт штрафов стоит расширять. Это достаточно ощутимое воздействие на человека без отрыва его от нормальной жизни.

Стоит шире применять и исправительные работы. Когда человек трудится, он приносит пользу не только обществу, но и себе. Ведь многие противоправные деяния совершаются от безделья.

Отмечу, что в Минске процент осуждаемых к лишению свободы снижается из года в год, а практика наказаний, не связанных с изоляцией, наоборот, увеличивается.

Источник: https://ej.by/news/sociaty/2014/07/29/belorusskaya_tyur_ma_ispravlyaet_ili_kalechit.html

Преступление и наказание: сидит ли преступник в тюрьме?

Почему колонии не исправляют преступников? Может ли тюрьма исправить преступника

06 мая 2018.

Как часто мы видим, что преступник совершил преступление и его поймали…? Как часто за преступлением следует наказание? Кого могут реально поймать и предъявить обвинение? Да и почему преступность, учитывая всемогущие власти и перечень законных уставов, не убывает, а, наоборот, растет? Не дело ли тут в безнаказанности? Давайте ПОДУМАЕМ!

Преступление и наказание

Само понятие «преступление» должно повлечь за собой наказание. Здесь нет и не должно быть никаких секретов или аргументов. «Вор должен сидеть в тюрьме!» – он и ему подобные преступники (убийцы, коррупционеры…) – не так ли говорил Глеб Жеглов (В. Высоцкий) в фильме «Место встречи изменить нельзя»?

Однако, почему-то, в большинстве случаев, при осуществлении наказания, не действует ни обычная вполне оправданная логика, ни законы. А еще правильнее было бы сказать: наказание действует по отношению либо к тем, кто неуместен власти, либо к тем, кто причислен к простому люду. Остальные же «папенькины сыночки» разгуливают на свободе даже за самые, что ни на есть тяжкие преступления.

Как происходит наказание за преступление в нашей стране?

Тот, кто откупился – может быть свободным!

Вся государственная система взаимосвязана и одна структура управления зависит от многих других. Хотя по логике вещей, каждая структура управления должна быть полностью автономной и не поддаваться воздействию на нее даже самого президента.

Иначе, зачем они нужны – все эти службы и управления, которые не могут самостоятельно вынести и огласить вердикт. Круговая порука как раз и привела к полной безнаказанности.

Нет наказания ни для тех, кто берет взятки за свободу, ни для тех, кто по умыслу и без него совершил какое-либо другое преступление, но заплативших за свою свободу. Для кого же существует наказание в нашей стране?

Для кого существует наказание в нашей стране?

  • Для подростка, который под воздействием спиртного разбил витрину магазина и украл бутылку водки.
  • Для продавщицы магазина, в кассе которого оказался недостаток.
  • И даже для тех, кто ни словом, ни духом ничего не знал о злодеянии, а просто оказался не в том месте и не в тот час.
  • т.д.

Безусловно, что в первом случае, что во втором, и во всех других им подобных люди должны быть наказаны за совершение преступлений – от мелких правонарушений до тяжких злодеяний.

Для кого наказания в нашей стране не существует?

Но тут же напрашивается вопрос: почему наказания не осуществляются по отношению к людям у власти, с высокими чинами и их деткам? Как правило, как только наказание по отношению к ним должно бы свершиться, преступники попадают либо на больничную койку, с которой прямой путь только на самый лучший курорт в Мире, либо каким-то, «совершенно неизвестным для правоохранителей способом» они оказываются в своих заграничных особняках. И все, кто, по идее, не должны были допустить пересечение злоумышленниками и преступниками границы, с наивным выражением очень круглого лица говорят, что понятия не имеют, как так произошло. Добавляя при этом, что преступник объявлен в розыск!

Хах! Весь мир знает, где находится тот или иной преступник, а они вот, не знают!

Предлагаем к прочтению: Мертвые органы Украины

А в это же время преступления…

… осуществляются и дальше – людьми, которые полностью уверены, что смогут уйти от наказания, что им за это, как говорят в Одессе, ничего не будет.

  • Они и дальше рассекают по пешеходной зоне на своих «порше» и им подобным авто, с немыслимой даже для трассы скоростью.
  • Они и дальше берут взятки за свободу преступника.
  • Они и дальше отправляют безденежных граждан умирать домой, в то время, как, по Конституции, обязаны предоставить бесплатную медицинскую помощь. И предоставляют даже безнадежно больному якобы помощь – но только за огромные деньги.
  • Они и дальше грабят обычный народ и продают недра и ценные ресурсы страны, подымая обычному люду налоги, для повышения и стабилизация экономики страны.
  • Они и дальше…

Предлагаем к прочтению: ТАРИФЫ: растут долги украинцев

Преступление и наказание или коррекция судебной власти

Лапша о том, что кого-то (преступника) поймали и посадили напрочь убивает желание в обычном человеке верить в истинную правоохранительную систему.

Как может быть, чтобы один преступник уходит от наказания, а другой уже сидел, и не просто один раз, а 8 и более!
Спрашивается как же так можно жить? Преступник должен быть наказан! И не только… Каждое наказание должно повлечь за собой урок и исправление! Нормальный гражданин не может и не способен нарушать столько раз закон! Если же преступления одним и тем же человеком совершаются раз за разом, значит что-то не так, значит неправильная система наказания, даже если она к кому-то и применяется.

Следовательно, таких людей надо ограждать от общества, так как их уже не исправить. Необходимо исполнять, согласно закону, увеличение срока заключения в зависимости от количества предыдущих правонарушений.

Так, например, если человек попадает по какому-либо правонарушению во второй и третий раз, строк его заключения увеличивается от стандартного на 20%-30% Если после этого опять попадает то +40% и т.д.

Ведь никто не желает видеть на улицах городов людей, которые совершают преступления.

Никто не хочет, чтобы людей грабили или убивали люди, которые по десятому разу отсидели в тюрьме и потом их опять выпускали.

Ведь все хотят правосудия! Или это не так?

П.С. Все вышесказанное относится к состоянию дел в определенной стране. Как наказывают преступления высокопоставленных особ в европейских и тем более в азиатских странах, – предмет нашей с вами зависти и мечтаний.

Как наказывают преступления высокопоставленных особ в азиатских странах

Предлагаем к прочтению: Свободное логическое мышление – присуще ли оно современному обществу

Источник: https://vsego.net/obman/prestuplenie-i-nakazanie-sidit-li-prestupnik-v-tyurme

Тюрьма: история неуспеха

Почему колонии не исправляют преступников? Может ли тюрьма исправить преступника

Нам кажется очевидным, что за каждым преступлением должно следовать наказание. И тюрьма нам кажется достаточно очевидной мерой этого наказания. Но, может быть, мы верим в эффективность тюрем, скорее, в силу привычки, чем благодаря реальным результатам?

Как появились тюрьмы

В качестве меры наказания тюрьма возникает достаточно поздно: примерно только в XIX веке. До этого тюрьмы в основном служили разве что для досудебного содержания преступников, причём чаще всего весьма знатных.

Основными же видами наказания служили пытки, увечья, позорные шествия и казни. Их смысл был не столько даже в наказании преступника, сколько в демонстрации мощи государственной машины.

Поэтому эти наказания были весьма суровыми и зрелищными.

В эпоху Просвещения возникает идея о рациональной организации общества и всех процессов в нём. В связи с этой идеей подвергается рационализации и представление о наказании.

С одной стороны, законодатели пытаются более равномерно распределить наказания, которые в предшествующие эпохи настигали далеко не всех преступников, но зато тех, кого они настигали, они карали непропорционально преступлению, обрушивая всю мощь суверена на тело преступника.

С другой стороны, они пытаются разрабатывать такие системы наказаний, которые по-прежнему были бы зрелищными, но должны были бы демонстрировать уже не мощь государства, а неправильность преступления.

Законодатели думают над наказаниями, которые бы сами показывали, в чём состояла суть преступления, и как оно нанесло урон обществу. Это должны были быть наказания, которые бы являлись одновременно и поучениями.

И тюремное заключение опять же не кажется очевидным кандидатом для решения такой задачи, поскольку оно представляет собой весьма однообразное наказание, отличающееся только растянутостью во времени.

Тюрьма больше подходит не столько для наказания преступников, сколько для их перевоспитания.

Одним из аспектов тотальной рационализации общественной и трудовой жизни является возникновение дисциплины, анализ и формализация каждого действия, производимого человеком, подчинение этих действий, как по отдельности, так и в их общей совокупности, строгому порядку.

Такое разложение действий на детали, выстраивание их в строгие последовательности, охватывающие большие промежутки времени, представляет собой отличный способ подчинения человеческого тела власти, будь то власть надзорщика, правителя или привычки.

 Поэтому дисциплинарное учреждение со строгим распорядком дня, с возможностью постоянного надзора и контроля стало основным кандидатом на роль машины по перевоспитанию преступников и встраиванию их в глобальную государственную машину, где аналогичным же образом действуют и другие институции: школы, больницы, армия, заводы и т.д.

Источник: pixabay.com

Почему тюрьма неэффективна

Однако в конечном итоге тюрьма вовсе не служит ни одной из целей, ради которых она существует.

Она не избавляет от произвола властей

К тюрьмам предъявляются высокие требования, вводятся нормы содержания, и от самих стражников требуют определённой дисциплины. Но всё это разбивается о вопрос о том, кто должен сторожить стражей.

Поскольку тюрьма является закрытым охраняемым учреждением, существование заключённых в ней и внутренние порядки целиком и полностью зависят от произвола тюремного начальства, которое никто не может контролировать ни извне, ни изнутри.

Кроме того, произвольной в вопросе назначения наказаний остаётся и судебная система. Строго прописанные законы и правила сталкиваются с необходимостью индивидуализировать наказание в зависимости от тяжести преступления, жизненных обстоятельств, здоровья, намерений и личности преступника и многих других факторов.

Также наказание зависит от знания преступником или его адвокатом закона. Законодательная система может предъявлять сколь угодно строгие требования к доказательствам преступления, но в конечном итоге наказание будет зависеть от знания адвокатом этих законов и от выбранной им стратегии защиты.

В связи с этим те, кто могут позволить себе более дорогих и талантливых адвокатов, с большой вероятностью оказываются способны избежать ответственности.

Она не перевоспитывает преступников

Идея о том, что распорядок дня способен перевоспитать преступников, может звучать неплохо в теории, но на практике она не даёт никаких заметных результатов. Хуже того, заключённые привыкают к ритму жизни в тюрьме и уже не боятся в неё вернуться (а иногда даже желают).

При этом тюрьма является местом концентрации людей с достаточно разнообразным преступным прошлым. С одной стороны, это позволяет преступникам лучше организоваться и выстроить систему связей внутри и вне тюрьмы.

С другой стороны, люди, попавшие в тюрьму из-за мелких преступлений, совершённых от нужды, или из-за преступлений, совершённых случайно, под дурным влиянием, и не являющиеся «неправильно воспитанными», оказываются подвержены влиянию вовсе не дисциплинирующей системы тюрьмы, а других преступников.

Более того, после выхода из тюрьмы преступление не считается окончательно искуплённым. Общество продолжает рассматривать бывшего заключённого как изгоя. Он не может устроиться на работу и оказывается вынужден вновь вливаться в преступный мир и совершать преступления.

Не случайно большинство из тех, кто находится в современных тюрьмах, уже сидели в них раньше.

Она не предотвращает преступления и не служит поучением тем, кто мог бы стать преступником

Если в начальных проектах тюрьмы содержалась идея о её открытости и демонстративности, а также мысль о том, что туда можно было бы водить экскурсии, то впоследствии от этой идеи отказались как от неудобной и дорогостоящей. Тюремное же заключение никак не демонстрирует вред, наносимый обществу преступлением.

При этом всем вполне очевидно, что в тюрьмах царит беззаконие и произвол. Охранники могут делать с заключёнными практически всё, что им вздумается, а преступники получают возможность организовывать свою деятельность.

Тюрьма демонстрирует не позитивный пример перевоспитания и безупречной организации, а скорее, напротив, неспособность порядок установить.

А вместо перевоспитания преступников в законопослушных граждан, она лишь воспроизводит новых преступников.

Источник: pixabay.com

Она не служит утешением пострадавшим и не способствует раскаянию преступников

Уголовно-правовая система не ставит своей задачей исправить нанесённый преступлением вред. Более того, она, хотя и называется системой правосудия, не ставит своей задачей показать несправедливость преступления.

Её основная задача — наказать преступника и запугать других потенциальных преступников. Она является системой воспроизводства насилия.

Преступник при этом совершенно не обязательно должен быть уверен в справедливости выносимого наказания.

При этом чувства и интересы потерпевших этой системой также не учитываются. Система дознания ставит своей целью выяснить истину любой ценой, вне зависимости от того, принесёт ли открытие истины и наказание преступника утешение пострадавшим и не нанесёт ли сам процесс дознания им новые травмы.

Таким образом, система отчуждает преступника от преступления, а потерпевшего от нанесённого ущерба, и обе стороны друг от друга. Преступник может выйти из тюрьмы, будучи уверенным в несправедливости своего наказания, а потерпевший вынужден справляться с нанесёнными преступником травмами, постоянно воспроизводимыми во время дознания и судебного процесса.

Кто виноват и что делать

Французский философ Мишель Фуко полагает, что тюрьма успешно стала частью системы исполнения наказаний вовсе не из-за её эффективности в решении социальных проблем, перевоспитании преступников и предотвращении преступлений.

Преступность возникает в первую очередь вследствие несправедливого социального устройства. Большинство преступников вовсе не злы. Они либо не способны встроиться в систему, потому что она работает против них, либо не принимают её.

Поскольку же система сама по себе несправедлива, и сама по себе порождает преступность, попытки изжить её в любом случае будут бессмысленны, пока система не изменится.

Тюрьма представляет собой продукт просвещенческого желания подвергнуть всё учёту и контролю. Она подвергает учёту и контролю саму область преступности, вписывая её в логику общественной системы.

Поэтому наиболее эффективным способом борьбы с преступностью является создание более справедливой системы, в которой преступления не имеют смысла.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://sciencepop.ru/pochemu-tyuremnoe-zaklyuchenie-ne-rabotaet/

Об аресте как способе изоляции преступника

Почему колонии не исправляют преступников? Может ли тюрьма исправить преступника

Олег Мальцев

Краткое содержание статьи:

С человеком, который совершил преступление, необходимо что-то делать. Иначе, какой вообще смысл во всей законодательной системе, когда любой желающий может делать всё, что ему заблагорассудится и не нести за это ровно никакого наказания? Вариантов всегда хватает, и выбор менялся в зависимости от степени развития цивилизации.

Первобытное общество и борьба с преступностью

При первобытном строе была определённая напряжённость с органами законодательной, судебной и исполнительной власти – их просто не было. Так же были трудности с такими понятиями как грех, преступление и плохой поступок. Опять же – пока не придумали название.

Определённые меры принимались на советах, когда поведение одного из членов общины выходило за все рамки дозволенного. Как правило, всё заканчивалось телесными наказаниями, на первый раз. Если после этого к дебоширу не приходило осознание того, что он что-то сделал не правильно – могла последовать и старая добрая смертная казнь. Называлась она, наверняка, как-то иначе.

Никто не запрещал родственникам жертвы отомстить, если дело заходило совсем уж далеко. Самосуд являлся прекрасным решением на протяжении многих тысяч лет, при наличии уверенности в виновности того, кого вы хотите растерзать. Иначе это было уже слишком похоже на предумышленное убийство, говоря современным языком.

Римское право и наказания прошлого

Многие до сих пор регулируют свои взаимоотношения с оглядкой на римское право. Эта система столетиями служила единственным ориентиром, ведь она:

  1. Подразумевала разные наказания за разные провинности;
  2. Полностью соответствовала своему времени;
  3. Удовлетворяла запросы всех слоёв населения;
  4. Не имела никаких конкурентов.

Средневековье и последующие столетия отличались одной особенностью – содержать пленников в крепостях было слишком дорого. Особенно, когда речь шла о десятках тысяч заключённых. Кормить преступников, когда законопослушное население мрёт от голода, казалось не самой логичной идеей.

Не было и лазейки, предусмотренной в Древнем Риме – касательно сдачи в рабство преступника или должника на определённый период времени. Поэтому предпочитали рубить – руки и головы. Или вешать, для пущей надёжности.

Состоятельные люди могли откупиться выплатой штрафа, аристократия могла даже рассчитывать на заточение в крепости. Но простой крестьянин, попавший на суд, имел не самые высокие шансы уйти своим ходом, не потеряв по пути пару конечностей.

В этом плане отличилась Россия – после присоединения Сибири появилась возможность отправлять в дальнюю ссылку или просто на каторгу. А вот европейские страны огромными территориями похвастаться не могли.

Недостатки современной системы

Сегодня телесные наказания ушли в далёкое прошлое, да и смертная казнь существует лишь в ряде государств и применяется в качестве высшей меры наказания – за самые тяжкие проступки, какие только можно представить.

На этом фоне возникли некоторые проблемы:

  • Переполненность тюрем, в связи с растущим каждый год числом заключённых;
  • Высокие затраты на содержание заключённых, которые полностью берёт на себя государство;
  • Большой процент рецидивистов, которые даже не думают исправляться и становиться законопослушными гражданами;
  • Сложности с социальной адаптацией у тех, кто действительно стремится к этому после отбытия срока заключения.

Как ни странно, после своей поимки преступники создают государству не меньше проблем, чем находясь на свободе. Там они, во всяком случае, самостоятельно пытаются обеспечить себя жильём и пищей. Не всегда, кстати, незаконным путём. А вот после взятия под стражу эта обязанность целиком и полностью перекладывается на плечи городских, региональных и федеральных бюджетов.

Отработать вложенные средства преступники, как правило, не могут, да и счёт никому не выставляется после освобождения.

Чем опасна изоляция

Всё ещё серьёзной проблемой остаётся вопрос рецидивов. Теоретически, заключение должно дать человеку время на размышления, искоренить из его головы все преступные замыслы и вернуть на истинный путь. Звучит как зазывание какой-то секты, но это очень похоже на то, как государство представляет себе исправление.

Проблема в том, что если одного озлобленного человека закрыть с несколькими тысячами других таких же озлобленных людей, на выходе мы не получим множество законопослушных граждан, готовых помогать всем вокруг и способных на сострадание. Нередко в тюрьме заключённые совершают более тяжкие преступления, чем те, по которым их изначально задержали. Всё это – вопросы выживания.

Общество всегда не особо приветствует бывших уголовников в любой стране мира. Они остаются представителями маргинальных слоёв, которым сложно найти нормальную работу и влиться в любой коллектив. Окружающие стараются оттолкнуть их от себя, вытолкнуть обратно в преступный мир.

Не видя другого выхода, многие либо возвращаются к криминалу, либо ведут жалкое существование десятилетиями, перебиваясь посменной работой и отсутствием каких-либо социальных взаимодействий.

Северная Европа и тюремное заключение

Определённое достижение в этом вопросе – практика Скандинавии:

  1. К каждому заключённому – индивидуальный подход;
  2. Арестованные не ограничиваются в своих потребностях;
  3. Условиям содержания могут позавидовать многие россияне;
  4. С бывшими преступниками регулярно работают психологи;
  5. Имеется возможность дистанционно получить образование или пройти любые курсы;
  6. Государство оказывает помощь в дальнейшей интеграции преступников в общество;
  7. В конце срока осужденные могут на некоторое время возвращаться домой, к своей семье.

Страна делает всё для того, чтобы человек не чувствовал себя затравленным зверем. С ним работают специалисты, ему показывают, что он не один и есть варианты для адаптации и исправления.

Его жизни ничто не угрожает, он не вынужден бороться за неё, находясь в застенках.

Создание подобных условий – дорогостоящий вариант, но он может окупиться за счёт поразительного снижения уровня преступности.

На сегодняшний день человечество не придумало ничего умнее, чем запирать бандитов на замок, а ключ откладывать в дальний ящик. Психологическое воздействие и программы коррекции имеют большой потенциал в плане решения имеющейся проблемы, но пока что ничего лучше изоляции ещё не придумано.

: как устроены тюрьмы в Норвегии

В данном ролике журналист Майкл Давлесс покажет, как организована тюремная система в Норвегии, чем занимаются заключенные в тюрьмах, как они себя ведут:

Источник: https://znay.co/68-arest-kak-sposob-izolyacii-prestupnika.html

Жизнь после тюрьмы. Как в США пытаются исправить насильников

Почему колонии не исправляют преступников? Может ли тюрьма исправить преступника

Во время своего путешествия по США Ильф и Петров с помощью тестя Хемингуэя смогли посетить одну из самых суровых тюрем Америки — Синг-Синг.

К нашему приезду Хемингуэя, который смог бы подсобить с изучением пенитенциарной системы США изнутри, уже не было в живых, зато мы познакомились с сыном эмигрантки из Пинска, судебным экспертом-психологом, доктором Ури Эмитом, который более 30 лет проработал с заключенными американских тюрем.

Мы продолжаем рассказывать о нашем большом путешествии по США на автомобиле в совместном с «Корона Техно» проекте.

Доктор Ури Эмит

С 30-х годов прошлого века значительных изменений нет

Тюрьма Синг-Синг, расположенная в городе Оссиннинг штата Нью-Йорк, на момент визита Ильфа и Петрова состояла из трех новых корпусов и одного старого. Условия в «новостройках» впечатлили писателей.

В тюремном корпусе было шесть этажей камер, «узких, как пароходные каюты, стоящих одна рядом с другой и снабженных вместо дверей львиными решетками».

А вот о здании старой тюрьмы, в котором содержались 500 заключенных, классики высказались куда менее восторженно.

«Вот это была уже настоящая султанско-константинопольская тюрьма. Встать во весь рост в этих камерах нельзя. Когда садишься на кровать, колени трутся о противоположную стену. Две койки помещаются одна над другой. Темно, сыро и страшно. Тут уже нет ни сверкающих унитазов, ни умиротворяющих картинок с ангелами», — писали в своей книге «Одноэтажная Америка» Ильф и Петров.

Помощник начальника Синг-Синга, который проводил экскурсию, спартанские условия содержания заключенных пояснил тем, что в американских исправительных учреждениях занимаются не исправлением преступников, а наказанием. Спустя 80 лет после визита Ильфа и Петрова в Синг-Синг судебный эксперт-психолог Ури Эмит сообщил нам, что за это время цели пенитенциарной системы США значительных изменений не претерпели.

— Тюрьмы созданы не для того, чтобы перевоспитать людей, а для того, чтобы на время изолировать их от общества, — объяснил собеседник.

По дороге в Нью-Джерси для встречи с доктором Эмитом. Фото сделано на Samsung Galaxy S8

«Моя сфера деятельности — это мысли преступников»

Доктор Ури Эмит всю свою жизнь занимается вопросами реабилитации и социализации бывших преступников. Он преподает психологию в университете Рутгерс в Нью-Джерси, является главным психологом Колледжа судебных ревизоров в Новой Англии и членом Американской ассоциации психотерапевтов. С Беларусью его связывает мать, которая родилась в Пинске.

Несколько раз профессор навещал столицу Полесья, когда приезжал в Минск выступать с лекциями и докладами в белорусских университетах. В БГУ он принимал участие в семинаре «Современные проблемы судебной и клинической психологии», а в РНПЦ психического здоровья прочитал лекцию о судебной экспертизе и групповой психотерапии лиц, совершивших преступления, связанные с сексуальным насилием.

— Судебные эксперты работают с уликами, моя сфера деятельности — это мысли преступников. Я оцениваю опасность преступников. Чаще всего людей, осужденных за сексуальные преступления, — объяснил собеседник свою сферу деятельности.

«Некоторые умудряются за время отсидки дистанционно закончить колледж и получить диплом»

Работа с преступниками в США начинается еще во время их пребывания в исправительном учреждении. Психологи организуют групповые занятия по реабилитации заключенных и готовят их к возвращению в общество.

— Все зависит от тюрьмы и от условий. Как правило, реабилитация преступника начинается уже в тюрьме. Конечно, нельзя заставить человека измениться, но можно его заинтересовать. Например, сокращать срок тем преступникам, которые посещают занятия, учатся, осваивают новую специальность, работают. Некоторые умудряются за время отсидки дистанционно закончить колледж и получить диплом.

США находятся в лидерах по абсолютному количеству заключенных. По данным за 2017 год, в американских тюрьмах содержатся 2,1 миллиона человек, сообщает сайт Института исследования уголовной политики.

После освобождения человека из тюрьмы терапия не заканчивается. Бывшие заключенные продолжают посещать групповые занятия и общаться с психологами. Кроме того, раз в год проводится экспертиза, на основании которой оценивается социальная опасность осужденного.

— Мы в своей работе пользуемся разными инструментами. В большинстве случаев это клинический анализ. После 33 лет работы в этой сфере я думаю, что у меня есть немного опыта.

Если вы достаточно долго этим занимаетесь — 10, 12, 40 лет, вы начинаете видеть людей насквозь. Некоторые — несгибаемые, как этот стол, другие — могут измениться.

За время своей работы я видел преступников, которые стали на путь исправления, завязали с прошлым.

В 2002 году я даже организовал целую группу поддержки таких людей. Они исправились, и сейчас у каждого из них своя жизнь, семья. Они завязали с наркотиками, зарабатывают деньги. У меня был такой случай. Я работал с одним преступником.

Он по специальности был механиком, но не мог устроиться на работу. Я позвонил в автосалон, где покупал машину, и попросил их взять его на работу, если им нужен специалист. Его взяли на работу, и он стал замечательным механиком. В этом случае человеку удалось помочь.

Но есть люди, которых уже не изменить.

«Преступниками не рождаются»

Доктор Эмит много времени уделяет причинам преступности, изучает факторы, которые заставляют человека преступать закон. Как отмечает собеседник, пока он не нашел убедительных доказательств генетической предрасположенности к преступлениям. Зато есть много примеров того, как среда, в которой вырос человек, влияет на его криминальное будущее.

— Преступниками не рождаются. Ими становятся. Многое зависит от той среды, в которой они выросли.

Если у них дома сложная атмосфера, пьющие родители, много детей в семье, которые предоставлены сами себе, то у ребенка нет возможности развиваться, и он остается ребенком. Однако есть и другие примеры.

Некоторые люди могут вырасти в ужасных условиях, но стать добропорядочными гражданами, стать врачами, юристами, профессорами.

По словам собеседника, перевоспитание преступника возможно, но для этого необходимо уделить человеку несколько лет терапии.

— В некоторых случаях перевоспитание возможно. Во многом это зависит от того, будет ли он получать необходимое психологическое лечение. Не десять дней, не год, а несколько лет. И не раз в неделю. В идеале — несколько раз и в группах.

«Насильники, когда попадают в тюрьму, тщательно скрывают статью, по которой отбывают наказание»

Как отмечает доктор Эмит, самые сложные в плане реабилитации — это преступники, совершившие сексуальные преступления.

— Многие преступники имеют в своем послужном списке в том числе и преступления против половой неприкосновенности. Просто когда такие люди приходят в тюрьму, они предпочитают об этом не распространяться, так как их будут избивать.

Поэтому все насильники, когда попадают в тюрьму, тщательно скрывают статью, по которой отбывают наказание. Говорят, что кого-то убили или избили полицейского. Но ведь есть охранники, которые все знают, и информация быстро распространяется по всей тюрьме.

Это невозможно скрыть.

Еще одна проблема с реабилитацией насильников заключается в том, что в США информация о них находится в открытом доступе. Преступников, совершивших сексуальные преступления, комиссия делит на три категории в зависимости от вероятности совершения ими повторных преступлений.

Информация о насильниках первой категории — с низкой вероятностью рецидива — не публикуется в открытом доступе.

Зато всю информацию о преступниках второй и третьей категории — со средним и высоким уровнем рецидива — можно найти на сайтах администраций штатов.

Там указывается подробная информация о насильнике: имя, фамилия, отчество, рост, вес, дата рождения, цвет глаз, волос, точный адрес проживания, статья, пол и возраст жертвы.

Кроме того, насильники первой и второй категории обязаны каждые три года обновлять в базе данных свои фотографии, а преступники третьей категории — ежегодно. Публикация личной информации насильников обуславливается интересами общественной безопасности и высоким уровнем рецидива подобных преступлений.

Доктор Эмит такую практику комментирует сдержанно:

— Это сложная тема для обсуждения. С одной стороны, я думаю, что это мешает таким преступникам стать на путь исправления. С другой стороны, общественность имеет право знать, что по соседству с ними живет человек, совершивший сексуальное преступление.

Идеальной тюрьмы не будет

После освобождения из тюрем насильники в США посещают занятия групповой терапии. Кроме того, может использоваться медикаментозное лечение препаратами, которые подавляют или снижают либидо.

— По статистике, сексуальные преступники, которые прошли необходимое лечение, совершают меньше преступлений, чем те, с которыми не проводилось никакой работы. Но это, подчеркиваю, только статистические данные, которые учитывают лишь преступления, о которых заявляли, а есть ведь и те, о которых неизвестно.

Доктор Эмит отмечает, что большую роль в исправлении преступника играют условия, созданные в тюрьме. К сожалению, зачастую исправительные учреждения выполняют функцию изоляции заключенных, а не их реабилитации. На вопрос, возможно ли в будущем создать идеальную тюрьму, в которой бы преступников исправляли, профессор ответил утвердительно:

— Конечно. Только кто согласится отдать на это столько денег?

А наше большое путешествие продолжается. Уже в следующий четверг смотрите большой фоторепортаж с Ниагарского водопада, а все материалы серии ищите на интерактивной карте нашего маршрута!

Samsung Galaxy S8 | S8+ переворачивают представление о классическом дизайне смартфона. Безграничный изогнутый с двух сторон экран подчеркивает гармонию стиля и инноваций.

«Корона Техно» — это сотни витрин, прилавков и стеллажей, на которых собрана техника и электроника ведущих мировых брендов. Здесь вы найдете множество современных гаджетов, незаменимых как в повседневной жизни, так и в путешествиях.

Открывайте новое вместе с «Корона Техно»!

Источник: https://42.tut.by/548950

Закон24
Добавить комментарий