Что значит стоять на дороге в тюрьме. Малява из сизо. Значение рукопожатия на зоне

Записки заключенного: долгие дороги

Что значит стоять на дороге в тюрьме. Малява из сизо. Значение рукопожатия на зоне

Нету таких “косяков”, о которых бы не узнало арестантское сообщество. Даже переезжая в другую зону, человек не спрячется от своего прошлого, потому что всегда найдется кто-то, кто сидел с ним до этого.

Я видел, как узнавали о неприглядных поступках людей, совершенных ими 20 лет назад еще на малолетке, и которые они тщательно скрывали.

Даже если не было живого очевидца поступка, то всегда можно было “пробить (узнать) за человека”, отправив в зону, в которой он сидел, “маляву” (что-то вроде письма).

Нет “дороги” — и не надо!

В жодинском СИЗО “дорог” между “хатами” не было, т.е. камеры не обменивались между собой ни записками, ни какими-либо вещами. Только один раз мы передали сигареты через канализацию соседям.

Но это было таким нервным приключением, как для нас, так и для них, что больше мы не пробовали заниматься подобным.

В Жодино милиция сделала так, что об этих экзерсисах даже думать не хотелось, поскольку, что ни говори, а любое общение между камерами происходит лишь тогда, когда позволяют охранники.

Наведение “дороги” — относительно долгий процесс и достаточно шумный. Сначала нужно сплести “коня” (канатик) достаточно прочного, но не слишком толстого. Чтобы канат получился длинным, зеки расходятся по разным углам камеры, иногда они даже образовывают треугольник, растянувшийся на всю “хату”.

Естественно, если в этот момент кто-нибудь из милиции заглянет в камеру, то сразу поймет, в чем дело, поэтому перед глазком стоит зек и делает вид, что курит.

И пока он будет по требованию милиционера отходить от “глаза”, тысячу раз повторяя, что абсолютно случайно сюда стал, сокамерники смогут кинуть нитки на пол и притвориться, будто ничего не происходит.

Учитывая, что стоять перед глазком нельзя, поскольку таким образом закрывается обзор для контролера, а нитки в большом количестве вообще запрещены, поскольку зеки могут скрутить “коня” и наладить “межкамерную связь”, что, в принципе, мы и делали, или же сплести канатик, и это уже будет “удавка для контролера”, мы шли на определенный риск, пытаясь передать товарищам по несчастью сигареты.

Наш “конь” готов, соседи тоже во всеоружии, начинается “сработка”. Мы спускаем в канализацию один конец своего каната, зеки из другой камеры делают то же самое.

Время слива воды рассчитывается так, чтобы веревки переплелись в общей трубе и между “хатами” появилась “дорога”. Теперь мы можем обмениваться сигаретами, чаем, общаться записками, т.е.

нарушаем один из основных принципов тюрьмы: изоляция заключенных.

Зеки могут контактировать только с соседями по камере, полностью закрытой от внешнего мира.

Это очень удобно: в каждой “хате”, особенно у “первоходов” (тех, кто сел впервые), можно создавать свои понятия и свою модель тюрьмы, подсадив туда “строгача” (зека, “идущего” по второй ходке и более), который будет рассказывать свою биографию, заполненную героической борьбой с милицией и рассказами о том, как нужно правильно жить по “понятиям”. Заодно этот зек будет узнавать подробности преступления у заслушавшихся его баек соседей. Естественно, выяснить, что он стукач, или то, что он откровенно врет, рассказывая какие-то истории, заключенные не могут, поскольку сидят в изолированных камерах. Кроме того, у многих подследственных есть подельники, которым вообще нельзя общаться друг с другом, поскольку они могут договориться о том, какие давать показания. Поэтому милиционеры стараются, чтобы зеки даже мельком не увидели, кто еще сидит в тюрьме.

© Sputnik / Егор Еремов

Но все это становятся абсолютно бесполезным, когда в СИЗО налажена “дорога”.

Тяни “коня”

После жодинской тюрьмы я попал на “Володарку”. Минский централ с богатой историей в почти 200 лет и своими традициями, которые кажется, ничем не сломить.

На “Володарке” была “дорога”, по которой каждую ночь из камеры в камеру шли письма, записки и “грев” (материальная помощь).

В основном, “малявы” передавали “по воздуху”. Это выглядело так. Из плотной глянцевой бумаги (обычно брались рекламные вставки из журналов) крутилась трубка, которую изнутри смазывали растительным маслом. Из обычного журнального листа делали конус, так называемый “волан”, к заднему концу которого крепилась нитка.

Все это происходило ночью. Вообще все работы на “дороге” велись только в ночное время, поскольку при дневном свете слишком хорошо видно, как свертки с письмами ползут вдоль стен. Днем же те, кто стоял на “дороге”, отсыпались.

А на месте “дороги” была натянута тонкая, незаметная глазу, нитка, чтобы не повторять утомительную процедуру “сработки” каждую ночь.

Милиция как бы гоняла зеков, заставляя лечь спать после отбоя, но как-то малахольно, да и днем не будили, хотя по всем правилам спать можно только ночью.

Так вот, после отбоя начинали “застреливаться”: заряжали “волан” в трубу и старались выдуть его на “запретку” (забор) так, чтобы он попал на нитку из соседней камеры. Потом его подсекали, как удочку, и тянули внутрь. Не каждый сможет хорошо “застрелиться”, для этого нужен определенный талант.

Дело в том, что в СИЗО, кроме обычных решеток, снаружи висят “реснички”, направленные вниз металлические жалюзи, сквозь узкие щели в которых практически ничего не видно.

Для того чтобы наладить “дорогу”, зеки их предварительно слегка разгибают, буквально на пару пальцев, и вот в эту маленькую амбразуру зек должен высунуть ночью трубу, прицелиться и, грамотно рассчитав силу, выдуть “волан”.

Его напарник в это время смотрит в “мартышку” (зеркальце, привязанное к палке), чтобы никто из милиционеров не проходил под окнами, а третий человек прикрывает глазок.

© Sputnik / Виталий Аньков

После удачной “застрелки” к нитке из соседней камеры привязывается “конь”, которого потом соседи тянут к себе, все — “дорогу” навели. В каждой “хате” минимум две дороги: в одну и в другую сторону.

Есть камеры, которые находятся на своеобразных перекрестках, через них проходят настоящие трассы, и работа там кипит целую ночь.

Если же участок относительно тихий, то за ночь могут пару раз передать послания, все остальное время люди прячут и сортируют письма, “точкуют” их.

“Точковка”

Зек отправляет “маляву” не в “белый свет, как в копеечку”, гадая, дойдет или не дойдет. Нет! Вся корреспонденция строго подотчетна! У заключенных выработаны свои приемы регистрации писем и вещей — это “точковки”.

Каждое письмо, записка, посылка — абсолютно все, что проходит через камеру, регистрируется специальным человеком (“точкуется”) в особом листике (“точковке”), где указывается, откуда пришла “малява”, во сколько, куда она идет, в какую “хату” и во сколько передана. Это делается на случай утери письма или обрыва “дороги”. Если депеша не доходит, все “точковки” передают смотрящему, и он уже разбирается, в какой хате она пропала.

“Точковки” берегут, как зеницу ока. Наверное, следующий по серьезности “косяк” после утерянной “малявы” — это утерянная “точковка”. Естественно, милиция их тоже серьезно ищет, потому что грамотный оперативник по одной такой бумажке сможет восстановить картину кто, с кем, и даже о чем общается.

Обрывы

Как ни странно, но милиции тоже выгодны “дороги”.

Когда наступает ночь, патрулировать территорию вокруг тюрьмы выходят специальные контролеры с баграми, их работа заключается в том, чтобы обрывать “дороги” и забирать письма.

Кроме того, по продолу ходят охранники, которые периодически заглядывают в глазки и, если они видят, что идет “сработка”, сразу залетают с обыском в камеру.

Иногда вовремя отобранная “малява” у зеков может помочь милиции распутать какое-нибудь дело или добавить срок заключенному.

© Sputnik / Алексей Филиппов

Кроме того, бывали случаи, когда письмо, вроде, и доходило до адресата без проблем, но на следующее утро оперативник знал о его содержании, потому что где-то сидел стукач и втихаря читал самые важные сообщения.

“Прогоны” и прочее

Переписка у заключенных, как и в жизни на свободе, разнообразна. Это и амурные письма, когда арестанты из мужских камер флиртуют с арестантками из женских. Это и деловая переписка, когда подельники решают, как будут вести себя на допросах.

Это и “поисковые малявы”: когда нужно кого-то найти — такое письмо читают в каждой камере. Это и “пробивные” депеши, когда “за кого-то пробивают в другой хате”, т.е. узнают о прошлом человека в камере, в которой он сидел до того, как переехал. Есть и “прогоны”.

Это своего рода общее письмо для всех зеков, в котором сообщается что-то важное. “Прогоны” чаще всего идут либо от воров, либо от смотрящих. Обычно в них говорится о вопросах жизненного уклада.

Появляются “прогоны”, в основном, в ответ на какую-то глобальную ситуацию и объясняют рядовым зекам, как себя в ней вести.

Все “малявы” обычно пишутся мелким почерком и в каждую строчку, поскольку нужно уместить как можно больше текста в минимальный по размеру лист. Это нужно, поскольку единственным местом, куда зек может спрятать депешу, это в себя: поэтому, чем меньше, тем лучше.

“Малявы ходят” не только по тюрьмам, их могут передавать и на свободу либо отправлять между зонами вместе с доверенными лицами.

По факту общение между заключенными даже в самых изолированных местах никогда не прекращается, но только с допущения администрации.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник: https://sputnik.by/society/20170709/1029668448/zapiski-zaklyuchennogo-tyuremnaya-perepiska.html

Дороги в тюрьме

Что значит стоять на дороге в тюрьме. Малява из сизо. Значение рукопожатия на зоне

О, «дороги» централа стоят того, что бы рассказать о них чуть подробнее. Дороги, т.е. средства коммуникации осужденных разных камер между собой строго запрещены, однако они существуют столько же, сколько существуют сами тюрьмы. И они очень разнообразны и порой остроумны.

На любом централе существует несколько типов дорог.

Ноги

«Ноги» — это когда почта и грузы перегоняются из камеры в камеру или из корпуса в корпус при помощи шныря — уборщика, или баландера, разносчика пищи — зека, оставшегося после приговора суда на централе, и решившего не ехать на зону. Уважения к ним со стороны остальных сидельцев никакого, их считают «красными», т.е.

вставшими на путь сотрудничества с администрацией. Но, услугами их пользуются регулярно. Но тут все очень сложно, т.к. зэк из хозобслуги зачастую одновременно сотрудничает и с оперативником, сливая операм наиболее важную информацию.

Ценное в «ногах» то, что баландер или уборщик перемещается по всему корпусу и может передать весточку даже в самую отдаленную камеру, в которую не идут никакие другие дороги.

Баландер подает шлюмки (миски) в каждую камеру и при известной ловкости вполне может принять или передать небольшую записку, несмотря на присутствие рядом кого-то из охранников. Но всегда есть возможность, что записка окажется не у адресата, а у опера.

Воздух

Далее идут дороги по воздуху. Делается это так. Из газет сворачивается трубка, длиной метра полтора, а то и два (лучше всего для этой цели служат листы глянцевых журналов), делается волан, к которому привязывается тонкая нитка. Самый здоровитый, предварительно высунув трубку, прицеливается в решку, т.е.

окно, допустим корпуса напротив, и что есть силы дует, или «застреливается» с той решкой, с которой ему нужно наладить «дорогу». Не с первого раза, но, как правило, волан попадает в эту решку, где его уже ждут, и с помощью удочки, скрученной из тех же газет, затаскивают в камеру.

Затем по нитке затаскивается тонкий канатик, по которому уже можно передавать посылки. Дорога налажена.

Трубку духового ружья проклеивают мылом, чуть смачивая его водой. Технология та же, что и при использовании клеящего карандаша. После высыхания труба готова к работе.

Надолго ее не хватает, но в зависимости от качества исполнения прослужить может до недели-двух, если, конечно, во время шмона не найдут.

Волан на остром конце утяжеляется нашлепкой из жеваного хлебного мякиша – иначе он точно не полетит.

Как сами понимаете, подобным образом можно установить связь только с противоположным корпусом и то, если он расположен не слишком далеко, обычно максимум – 15-20 метров, хотя, бывает и дальше «застреливаются».

По воздуху можно прокинуть дороги и в соседние камеры сбоку и вниз. Вниз понятно – просто спускай себе груз на веревочке, а там примут.

Вбок сложнее – высунуть руку далеко обычно не дает решетка, поэтому груз на веревочке всовывается на скрученной из газет «удочке», раскачивается и забрасывается вбок, где уже ловят веревку своей «удочкой». С первого раза никогда не получается, попытки приходится повторять вновь и вновь.

Как видите — решетки две — внешняя и внутренняя, а такую руку не просунешь далеко.

Так посылку или маляву порой передают по всей стороне корпуса. Препятствием служат камеры, в которых не принимают дороги. Это могут быть служебные помещения, отстойники, резервные камеры, где обычно никто не «проживает». Наконец, такие камеры, где нет никого, с кем можно связаться. Например, просто по незнанию. Обычно это камеры с малолетками или женские.

Для связи по воздуху необходима одновременная слаженная работа, как передающей, так и принимающей стороны, поэтому прежде чем начать работать по дороге, устанавливается связь с соседними камерами. С верхом-низом и боковыми камерами это делается посредством кодового стука, например, двойного. С камерами в соседнем бараке связываются обычно голосом, а затем семафорят условными знаками руками.

Наладить дорогу по воздуху дело не простое, поэтому проложенные канаты снимают только в случае непосредственной угрозы дороге – при начавшемся шмоне или появившемся «конокраде».

Канализация

Самыми экзотическим, но наиболее распространенными, на мой взгляд, были «мокрые дороги», иными словами, через дальняки (отхожее место).

Тут тоже требовались определенные сноровка и умение. Для начала плетется «конь», прочный канатик из свитеров, с добавлением капроновой нити из носков или из мочалок. После того, как конь готов, на него закрепляют «ежиков» (сложенные крест-накрест спички), после чего, дорожник, т.е.

зек, стоящий на дороге, отбивает условный стук в соседнюю камеру, что бы те были наготове, он будет «сливаться». Уже упомянутый мною якорь, помимо того, что случит затычкой от крыс и от вони из дальняка, служит еще клапаном, не пускающим воду.

Якорем затыкается дальняк, и в небольшое углубление, набирается вода, за тем в нее спускают коня, и когда он намокает, якорь поднимают и конь, вместе с водой сливается в канализацию, где встречается с конем из соседней камеры.

Дорожник из соседней камеры, начинает потихоньку выбирать своего коня, и если они сцепились, то вместе со своим, он вытаскивает и коня из нашей камеры — вуаля, дорога налажена. Возможно это стало потому, что система канализации представляла собой одну трубу, проложенную посреди коридора, и соединенную с каждой камерой.

Точно так же, действовала и «мокрая дорога» между этажами, с третьего по первый было два стояка, и в камерах, сквозь которые они проходили, в стояках имелись специальные дырки, через которые и ловили спускаемого со второго или третьего этажа коня. По мокрой дороге разгонялись груза совершенно разного наполнения, начиная от почты, сигарет и чая, и заканчивая предметами туалета и нижним, а порою и верхним бельем.

Чтобы груз не промокал, его очень тщательно запаивают в пакеты из полиэтилена, которого в наше время даже в камерах хватает.

И что интересно, по понятиям, даже коснуться рукой «дальняка» западло, мало того, если уронил в него любую вещь, то ее только выбросить можно.

Но при этом, даже чай, пришедший по «мокрой дороге» заваривать вполне нормально. Пакет развернул, выкинул, руки помыл – и все отлично! Вот так.

Вот такой пакетик делается — как можно более плотный и компактный. Для надежности запаивается в два пакета.

Кабуры

Очень редко встречающийся вид дорог, представляющий собой пробитые отдушины между камерами. Обычно только в самых старых тюрьмах бывает и с ними активно борется администрация. Просто потому, что так само здание разрушается! Долбятся стены всеми правдами и неправдами добытыми полосами металла, обычно отодранными со шконок.

Борьба с дорогами

Администрация, конечно, про все эти способы прекрасно знает, и как может с ними борется.

Так с дорогами по воздуху, борются при помощи тех же шнырей – «конокрадов», которые ходят по дворам и длиннющей, высотой в два этажа составной палкой обрывают коней.

Контрразведка, выставленная на решках, как правило успевает предупредить о приближении конокрада, но случается и так, что те специально подкрадываются незамеченными и обрывают дороги.

Ненавидят их все жутко, особенно малолетки, которые порой специально собирают отходы своих малолетних организмов в «пятикопейки», целлофановые пакеты, и при приближении к корпусу конокрада, выждав удобный момент, сбрасывают их ему на голову. Женщины, как правило, не стесняясь в выражениях матерят его так громко, что на соседних корпусах все быстренько расцеплялись и конокрад, весь в говне и моче, обложенный матом, с позором удаляется.

Но в администрации тоже ведь не дураки сидят. На многих централах поступают проще – дороги обрываются не снизу, а сверху – палкой, спущенной с крыши. Случается, так трофеями шнурей становятся и посылки с чаем, провизией, шмотками. И на крыше их никак не достать, а часто и не заметить, если шнырь прячется за парапетом.

Раньше, еще при СССР с воздушными дорогами боролись просто — наваривали на окна плотно полосы металла, как жалюзи, из-за чего в камерах было постоянно сыро и мрачно. Но в конце 90-х так называемые реснички сняли.

Вот такие реснички — даже палец не просунуть, какие уж тут дороги!

С мокрыми дорогами администрация, как правило не возится, брезгуют, за них с этой задачей прекрасно справляются крысы, постоянно перегрызающие канатики.

Иногда в канализационные трубы ставят специальные «ежи», сваренные из арматуры. Такой дорогу не пропустит, но в результате начинают забиваться канализационные трубы, что и самой администрации не нравится.

Да и кому понравится вонь обонять из-за переполнившейся забившейся канализации?

С кабурами борются наиболее бескомпромиссно, заваривая их так называемыми «клепками» — кусками трубы с приваренными с обеих сторон круглыми или квадратными кусками листового металла.

А за обнаруженную новую кабуру вся камера может переехать в другое место, порой гораздо более худшее. Например, без телевизора или холодильника, с худшей вентиляцией, с окном, выходящим на глухую стену другого корпуса, из-за чего в ней даже днем сумрачно.

Или смотрящий за камерой может отравится в карцер – тут по обстоятельствам.

Источник: https://www.vturme.ru/dorogi-v-tjurme/

Как здороваются в тюрьме?

Что значит стоять на дороге в тюрьме. Малява из сизо. Значение рукопожатия на зоне

В тюрьме установлены совершенно другие понятия и обычаи,чем на воле. Так, на зоне существует два основных типа арестантов — блатные имужики, психология которых имеет некоторые различия.

Чем отличаются мужики от братвы?

  • Мужики — это обычные люди с присущими им обычнымичеловеческими ценностями и, как правило, с обострённым чувством справедливости.Это может показаться немного странным, но и в тюрьме преступники, совершившиекражу или убийство, очень трепетно относятся к таким человеческим ценностям, каксправедливость, дружба, семья. Обычно осужденные «мужики» попадают в тюрьму,совершив преступление именно из-за попытки восстановить справедливость, когдакто-то предал их идеал, обидел, унизил эти ценности.
  • Братва — это осужденные с антисоциальным мышлением,живущие исключительно по своим понятиям. Их, конечно, нельзя назвать другими,но они отличаются кардинально другими жизненными позициями, несколькопервобытной психологией, узким пониманием добра и зла: воровство они считаютнормой, а труд — нет. Любая социально полезная деятельность для блатныхявляется ненормальным, глупым занятием. Как правило, эта категория осужденныхотличается своей ограниченностью и зависимостью от мнения других. Любые доводы,которые не основаны на их понятиях, ними не принимаются.

Поэтому человек, впервые попавший в тюрьму, вынужденбудет общаться только на понятном для них языке и только по их понятиям.

Правили обычаев в тюрьме достаточно много, но, конечно же, они не прописаны вофициальных документах и являются обязательными для каждого зэка независимо оттого, какое социальное положение он занимал, будучи на воле, и какое совершилпреступление.

Как здороваться в тюрьме при входе в камеру?

Самое первое, с чем придётся столкнуться впервыеосужденному, вошедшему в камеру — это поздороваться с сокамерниками. Какздороваются в тюрьме, лучше узнать еще до того, как вы туда попадёте. Это оченьважно, поскольку от того, как вы себя поведёте, будет зависеть дальнейшееформирование отношения к вам сокамерников.

Сразу же, войдя в камеру, вновь прибывшему нужно сказатьили «саламалейкум», или же «салам общий». Бывалые ходоки рассказывают, что ещеоколо пятнадцати лет назад принято было здороваться на русском языке, сейчас жеприветствие выглядит по-другому. В настоящее время так принято здороваться вовсех тюрьмах.

Значение рукопожатия на зоне

«Привет» или «здравствуйте» говорить нежелательно. Такженельзя новоприбывшему здороваться рукопожатием. Не стоит удивляться, если напротянутую вами руку никто не отреагирует. Почему зеки не здороваются за руку?

о том, как здороваются в тюрьме

Дело в том, что в камере могут находиться заключенные снетрадиционной ориентацией, называемые «петухами» а, как известно, отношение ктаким людям в тюрьме, мягко говоря, не очень хорошее. Особенно, если это лицамужского пола.

По понятиям, если вы сознательно пожали руку тому, кого насвободе обычно называют геем, то сильно рискуете оказаться причисленными к«петухам».

Конечно, если это произойдёт по «незнанке», то, как бы ничегострашного произойти не должно, но, тем не менее, последствия такого контактанепредсказуемы.

Важно запомнить, что в тюрьме не принято пожимать рукинезнакомым людям. При встрече достаточно просто словесно поздороваться.

В тюремном понимании «петухи» не считаются даже людьми, кним относятся, как к недочеловекам, поэтому к ним никто и никогда неприкасается руками, не берёт ничего из рук, не докуривают за ними сигареты, непьют и не едят с ними из одной посуды.

Тот, кто нарушит это правило, рискуеттакже стать «законтаченым». А если вы попадёте в эту касту, то выбраться из неёне удастся до конца жизни.

Выпив, к примеру, по «незнанке» из кружки «петуха»,новенького, конечно, могут и не опустить, но неприязненное отношение к немусформируется тут же.

Также не здороваются в тюрьме и с «козлами», то есть стеми, кто «стучит» администрации на своих сокамерников. Если вас заметят зарукопожатием с козлом, то могут заподозрить также в причастности к стукачеству.

Как вести себя в большой или небольшой камере?

Каждая камера в тюрьме представляет собой небольшой мир,в котором устоялись свои традиции, уклады и законы. Маломестные камеры и общиеимеют некоторые принципиальные различия.

  • Так, попав в «тройник» — камеру на троих, новоприбывшийоказывается в центре внимания. Желательно здороваться просто, без всяких понтови выкрутасов. Среди зэков существует некая иерархия, которую при желании можнолегко определить беглым взглядом по камере. Поэтому сразу же после того как выв ней окажетесь, следует попытаться вычислить, кто есть кто. Так, кровати напервых ярусах более удобны а, значит, и престижны. Соответственно, шконкавторого яруса считается престижнее, чем шконка третьего. Кроме того, на престижвлияет удалённость места от туалета, то есть, кровать в углу по диагонали отнего, должна быть наиболее престижным местом. Именно в этом месте, на нижнемярусе, и находится самый важный человек в камере, с которым поздороваться нужнообязательно.
  • Попав же в общую камеру, здороваться нужно громко, так,чтобы все обитатели большого помещения могли вас услышать. Далее определите«блатной угол» и двигайтесь прямо к нему. Не топчитесь, не озирайтесь посторонам, не здоровайтесь по три раза чуть ли не с каждым, а уверенно идите внамеченное место в углу, вежливо при этом раздвигая стоящих на пути. Как вобщественном транспорте. В общих хатах место для зэков, которые попали в тюрьмувпервые, находится в углу. Все заключенные делятся на семьи, а новенькиепоначалу живут отдельной семьёй.

Также не следует обращаться ко всем подряд, поскольку,человек, находящийся в иерархическом порядке выше вас, может усмотреть в вашемобращении выпад или претензию на более высокое место. Если же обратиться кчеловеку, находящемуся по камерной иерархии ниже вас, то вы рискуете уронитьсвой авторитет в глазах сокамерников. С вопросами по устройству быта лучшевсего обращаться к лежащим рядом – так же, как и вы, недавно попавшими втюрьму. Именно от этих людей можно узнать о наличии в камере «козлов» и «петухов»,с которыми нельзя здороваться.

Следует также учесть, что в тюрьмах установлены довольнодемократические порядки, и между заключенными принято обращаться друг к другуна «ты». Здесь считается совершенно нормальным явлением, когдавосемнадцатилетний наркоман обращается к пятидесятилетнему депутату горсоветана «ты».

Войдя в камеру впервые, новенькие, как правило, несталкиваются с откровенной агрессией, однако, и на душевную теплоту отсокамерников рассчитывать не стоит. Это считается нормальным — ведь каждыйзаключенный имеет свою личную беду и свой срок.

Не стоит в тюрьме никому доверять. Если к новенькомуслишком уж доброжелательно кто-то относится, то лучше насторожиться и вежливодержать такого «товарища» на дистанции. По крайней мере, до тех пор, покахорошо не узнаете человека.

Со временем, после более детального ознакомления сколлективом и тюремными правилами, можно будет здороваться и за руку. Но толькос теми, кого вы хорошо знаете.

В первое время желательно наблюдать, как«старожилы» относятся к другим заключенным — из их поведения можно будет болееточно сориентироваться, с кем здороваться за руку, а с кем лучше не стоит.

Кстати, если внимательно понаблюдать за поведением окружающих, то можетвозникнуть еще один вопрос: почему в тюрьме не здороваются за руку с тюремнымперсоналом и работниками полиции? На языке зэков это называется просто —«западло».

Какую тактику поведения в тюрьме выбрать с самого начала?

С самого начала наметьте тактику своего поведения. Вхате, как и в любом коллективе, существуют свои человеческие закономерности:новенькому приходится вести себя таким образом, как ожидают от негосокамерники.

Поэтому то, какое отношение сложится к вам в первые часы и днипребывания в тюрьме, зависит полностью от вашего поведения. Если вы будете вестисебя свободно, непринуждённо и доброжелательно с самого начала, то, скореевсего, такое отношение к вам сохранится и в дальнейшем.

Если будете вести себязамкнуто, изолированно, постоянно пребывая в своих мыслях, то и в будущем васне будут «доставать». Покажете себя весёлым, дурашливым человеком — займётепостоянное место хохмача и шутника.

Выбрать можно любой из вариантов, но приэтом нужно помнить, что от образа, который вы сами себе создали, уже неизбавитесь.

Как рассказывают опытные «бывалые», в течение первогогода заключенные живут в тюрьме, постоянно вспоминая свою жизнь на воле, инадеются на то, что скоро освободятся. Особенно мечтательны подследственные,которые рассчитывают быть освобождёнными прямо из зала суда.

На втором годузаключенные пристально изучают тюремно-лагерную жизнь, близко принимая к сердцувсе её негативные моменты. К третьему году человек начинает понимать, что онвовсе не «сидит», а продолжает жить, несмотря на то, что новая жизнь связана согромными неудобствами и ограничениями.

И хоть эту жизнь немало показывают вфильмах про тюрьму, все же подготовиться к ней чрезвычайно сложно.

Нужно помнить о том, что «лишение свободы» — это всеголишь фраза из судебного приговора.

Люди рождены свободными, и если убрать изсвоего сознания решетки и железные двери, то никакому суду не под силу будетлишить человека того, что он действительно имеет.

Источник: https://www.rutvet.ru/in-kak-zdorovayutsya-v-tyurme-8262.html

Как правильно заходить в хату на зоне?

Что значит стоять на дороге в тюрьме. Малява из сизо. Значение рукопожатия на зоне

Знакомство с тюремными понятиями начинается с хаты – тюремной камеры. Многие первопроходцы уверены, что право сильного и есть основа тюремного закона.

Однако это неверное утверждение. Главное в тюрьме — знать и придерживаться законов. В некоторых следственных изоляторах существуют процедуры встречи и испытаний для новичков.

Чтобы определить, что представляет собой прибывший в камеру новичок, бывалые арестанты разрабатывают систему испытаний, с помощью которой устанавливают, знает ли новичок тюремные законы.

Как правильно входит в хату, чтобы новичка приняли за своего?

Первый день в тюрьме: что ждет новичка-первопроходца?

Первый день в неволе кажется самым трудным для вновь прибывшего заключенного. А если он никогда раньше не сидел, то ему вдвойне будет тяжелей, поскольку придется учиться не только правилам выживания, но и тюремным законам.

Когда арестанта заведут в камеру, ему обязательно нужно будет поздороваться с другими заключенными. Как это правильно сделать?

Нельзя приветствовать в тюрьме незнакомую публику такими фразами:

  • «Здорово, мужики!» – для определенной категории сидевших такие слова могут иметь оскорбительный характер. Правильней будет сказать: «Здравствуйте!» или «Добрый день», «Доброго здравия». Хотя некоторые зеки могут докопаться и до этих слов, мол, с какой стати день добрый. Поэтому лучше использовать такие выражения: «Привет честной братве!», «Мир вашему дому».
  • «Здорово, пацаны!» – фраза тоже некорректная в тюремном мире. Использовать ее по отношению к незнакомым лицам на зоне нельзя.

Не нужно спешить здороваться за руку с каждым заключенным. В тюрьме есть определенные касты и масти, с представителями которых нельзя здороваться за руку. Это будет считаться унижением.

Но это не значит, что нужно молча сидеть. Заключенный должен быть вежливым, сдержанным, однако не стоит проявлять чрезмерную вежливость.

Такие качества в человеке, как приветливость и доброжелательность в тюрьме ценятся, однако слащавость и излишняя интеллигентность не приветствуются. Заискивание принимается заключенными, как слабость характера, поэтому таких людей они презирают.

Как входить в хату, в тюрьме: испытание на прочность

Любого новичка проверяют, насколько хорошо или плохо он знает тюремную жизнь, ее законы и правила. Для этого опытные сидельцы устраивают «подлянки» – испытания.

Если новенький их прошел, значит он сознательно шел на преступление и был готов к тому, что может оказаться в местах лишения свободы. А это значит, что с ним будут держаться, как с равным.

Если новенький не знает о подлянках, тогда ему может грозить унижение со стороны бывалых сидельцев.

Существует множество различных проверок. Приведем примеры наиболее распространенных:

  • Реагирование на брошенное полотенце. Многие первопроходцы не знают, как правильно заходить в хату, если у входа лежит полотенце. Кто-то поднимает его, кто-то вытирает о него ноги. Если пришедший знает тюремные законы, то он должен будет наступить на полотенце или другой предмет, специально брошенный зеком, и вытереть о него ноги.
  • «Подними мыло». Иногда постоялец при передаче мыла новичку специально бросает его под ноги новенькому заключенному. Если новичок поднял мыло, то это будет означать, что он поклонился постояльцу. В тюрьме действует такое правило: «Не я ронял, значит, не я должен и поднимать».
  • Игры, сопряженные с физическим воздействием на новенького. Существует множество игр. Человек, который раньше никогда не был на зоне, вряд ли знает о них.

Игры с новеньким заключенным

Распространенная на зоне игра называется «Хитрый сосед». Новичку завязывают глаза, а кто-то из сокамерников начинает бить его по голове. Тому необходимо будет определить, кто применяет по отношению к нему силу.

Подстава в том, что новичок никогда не угадает, кто его бьет по голове, если не знает всех тюремных законов и правил. Дело в том, что по голове его будет бить совсем другой человек, который не участвует в тюремных играх – распорядитель.

Если заключенный знает обычаи и правила в тюрьме, то он сразу отгадает, кто ударил его по голове.

Еще одна игра-проверка на зоне называется «Посчитать звезды»: новенькому завязывают глаза, ставят на стул. Затем кто-то выбивает у него стул из под ног и спрашивают: «Сколько звезд ты увидел?».

В соответствии с названной цифрой он получает то же количество «морковок» – удары мокрым полотенцем, свернутым в жгут. Знающий человек еще до начала игры заявляет, что никаких звезд он не увидит, и его освобождают от такой игры.

Если новичок не выдержал испытания, тогда его причисляют в разряд «чуханов». Такому заключенному под угрозой расправы предлагают на выбор:

  • помыть туалет;
  • съесть мыло.

Если он соглашается на мытье «параши», тогда его зачисляют в разряд «помоек», «ложкомоек». Во втором случае он становится «чушкарем».

О кличке, погоняле

Прибывшего в камеру заключенного начинают расспрашивать о его жизни: чем занимался, с кем дружил, где рос, есть ли у него кличка и т. д. Если кличка есть, то новенький вырастает в глазах сидельцев.

Если позывала нет, тогда заключенные кидают «на решку». Это значит, что заключенный должен прокричать в окно: «Тюрьма, дай кликуху!».

Если он соглашается на такой унизительный поступок, тогда бывалые сидельцы дают ему кличку. Как правило, погоняло у такого новичка будет унизительным.

Встреча новенького на зоне иногда происходит абсолютно равнодушно. А вообще встречают заключенных по-разному, да и входит каждый по-своему.

Что говорить, когда входишь в хату?

  • Такие общепринятые слова вежливости, как «Спасибо» и «Пожалуйста» на зоне не стоит использовать. Но можно заменить их такими словами: «Благодарю», «По возможности».
  • Использовать нецензурные выражения и матерные слова в избытке новичку не стоит.

    Когда новичок усвоит сложившийся в хате лексикон, тогда уже никто не будет негативно реагировать на его речь.

  • Не стоит употреблять такие слова в лексиконе, как «Хочу спросить». На тюремном лексиконе эта фраза означает привлечь к ответу за нарушение правил воровской жизни, что само по себе является серьезным оскорблением.

    В тюрьме нужно говорить так: «Хочу поинтересоваться», а если новичка спрашивают, с какой целью тот интересуется, тогда нужно отвечать так: «Хотел поинтересоваться для себя».

При заходе в тюремную камеру нужно громко со всеми поздороваться. Не нужно стоять у входа, топтаться или озираться.

Нужно определить блатной угол и пройти к нему. Если кто-то стоит на пути, тогда нужно вежливо подвинуть его, не утруждать себя в извинениях.

Поначалу новенькому сложно будет понять, о чем говорят тюремщики. Однако не нужно пытаться самому выдумывать, додумывать, о чем они толкуют, иначе можно неправильно растолковать смысл разговора.

Поэтому вновь прибывшему лучше каждый раз переспрашивать у товарищей, что значит, о чем идет речь. И не нужно переживать, что кто-то будет смеяться над новичком и его незнанием тюремных законов.

Такому знатоку сразу затыкают рот, мол, все когда-то были новичками и учились, познавали новые законы тюремной жизни.

Ни в коем случае новичку нельзя «понтоваться». Все равно беззащитность и тюремная неопытность в дальнейшем проявятся.

Нужно вежливо объяснить соседям, что вы новичок, законов не знаете. Обязательно нужно поинтересоваться, с кем можно побеседовать, чтобы узнать о правилах, обычаях, по которым живут заключенные.

Если такой вопрос будет задан, тогда новичка подведут к самому уважаемому в камере заключенному. Он всегда спит на нижней полке у окна.

Разговаривая со смотрящим, нужно говорить о себе правду. Вранье всегда всплывет наружу. Не нужно лгать по поводу работы наверху, то есть, в обычной жизни.

Однако все же можно солгать только в том случае, если новенький работал в милиции или же он получил срок за сексуальное извращение.

На вопрос: «Ты кто по жизни?» нужно отвечать очень осторожно. Если новичок был посажен за решетку по политическим причинам, тогда нужно сказать, что вы – политический. В других случаях нужно сказать так: «Я еще обдумываю этот вопрос».

Советы новичкам, прибывшим в 2019 году в места не столь отдаленные

  • В камерах (хатах) всегда есть кое-какой запас денег, продуктов, лекарств, наркотиков, сигарет. Этим добром распоряжается старший по камере или старший по лагерю.

    Если новичок или любой другой сиделец без разрешения старшего возьмет что-то тайно из общака, то его примут за крысу, морально опустившегося осужденного. Обычно таких заключенных жестоко наказывают или создают для них такие условия жизни, что тому невольно придется обращаться к администрации.

  • Один из первых вопросов, которые задают новичку, касается статьи. Отвечать на него нужно так, как виновный отвечал на следствии. Здесь не приветствуются статьи по половым преступлениям и другие циничные.
  • Ни в коем случае нельзя справлять нужду в тот момент, когда соседи по камере сидят со столом и пьют чай или едят. Это считается оскорблением.
  • Всегда нужно благодарить тюремного заключенного за оказанную им услугу, пусть даже самую незначительную.
  • По тюремному этикету заключенные могут и должны обращаться друг с другом на «ты» даже по отношению к тем людям, которые намного старше и авторитетней.
  • Ни при каких обстоятельствах нельзя брать у сокамерников в долг. Исключением является карточный долг.
  • Никогда нельзя давать обещаний, например, вернуть в «общак» деньги или какую-то вещь. Обещать можно только то, что реально выполнимо, иначе за невыполнение обещания придется расплачиваться.
  • В неволе нельзя хвалиться своим финансовым положением, мол, на воле есть хорошая машина, квартира, бизнес. Таких там не любят. Лучше всего прикинуться «середнячком» или бедным.

«Прописка» или «пробивка»?

Сегодня как таковой прописки, то есть избиения, нет. Но есть другое понятие – пробивка. Это когда вновь прибывшему начинают задавать различные вопросы. Если он четко на них отвечает, не суетится, осторожно отшучивается, тогда он может повеселить народ.

Если вас кто-то оскорбил, то не нужно умалчивать или отшучиваться, следует ответить обидчику тем же. Если кто-то ударил, тогда нужно ударить в ответ.

Не нужно бояться получить увечья. Все равно после потасовки сокамерников разнимают. Часто старший говорит: «Не сердись, братан. Мы тебя просто пробивали».

Еще один важный момент по время «пробивки»: если новичка что-то задело или он не хочет разговаривать на какую-то тему, то ему не нужно давать это понять окружающим. В противном случае сокамерники будут доставать его этим при каждом удобном случае.

В тюрьме заняться особо нечего, поэтому заключенные часто беседуют. И зачастую разговоры их заходят о женщинах, сексе. Если новенькому неприятна такая болтовня, тогда он должен вежливо сказать, что не хочет распространяться на эту тему.

Если его все-таки вовлекли в разговор, тогда он должен рассказать о своих похождениях. Причем можно рассказывать как реальные истории, так и выдуманные. Однако бывалые тюремщики предупреждают: ни в коем случае нельзя рассказывать об оральных удовольствиях.

Вопросы, которые будут задавать сокамерники

Новенькому заключенному обязательно будут задавать вопросы. Их будет много, все они будут разными, однако обязательно у него спросят:

  • «Как тебя зовут». Нужно назвать имя и фамилию. Отчество можно и нужно пропустить. Если у новенького есть прозвище, тогда нужно сообщить его.
  • «Откуда ты?». Нужно назвать город проживания.
  • «За что попал?». Достаточно будет назвать статью. Опытные заключенные сами поймут, за что человека посадили. О подробностях рассказывать не нужно. Во-первых, крутым все равно новичок казаться не будет. А во-вторых, на зоне может найтись стукач, который услышит историю в подробностях, а затем расскажет ее старшему или следователю.

Бытует мнение, что первая неделя в тюрьме для новичка – самая тяжелая. Это правда, потому что в неволе все по-другому. Здесь нужно привыкнуть к новой жизни, к статусу.

От того, насколько правильно покажет себя вновь прибывший, будет зависеть его дальнейшая жизнь с другими сокамерниками.

Если он будет знать основные законы и правила поведения на зоне, не будет бояться, будет открыто вести разговоры, то его примут за своего, будут уважать.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/kak-pravilno-vxodit-v-xatu-v-tyurme/

Закон24
Добавить комментарий